Маленькая новогодняя пьеса

Матвей Островский

Действующие лица:

Маленькая, но очень взрослая девочка с красивым коротким именем,

Рассказчик,

Авторское Злобное Я,

Просто Беспристрастность.

Место действия: не Лапландия, но страна где бывает очень холодно.

Однажды, в самом конце декабря, числа скажем двадцать седьмого у одной маленькой, но очень взрослой девочки сломалось настроение. И не так чтобы, зажмурившись воззвать к Дионису, но и оставлять, как есть тоже было никак нельзя.

Что же делать маленькой, но очень взрослой девочке в самом конце декабря, прямо под новый Год?

И маленькая, но очень смелая девочка решила пойти в лес. Девочка была не только смелая, но и умная. Она одела теплые сапожки с желтым верхом на толстый шерстяной носок, а также светлый вязаный свитер с горлом, не забыла и рукавички.

— Теплые кожаные перчатки – равнодушно подсказала Беспристрастность.
— Да, конечно! – рассказчик вежливо улыбнулся кончиками губ, —  И кожаные перчатки. Домик девочки находился на опушке древнего, густого, дикого леса…
‏- ‏Но она никого не боялась, потому что взяла а собой ружье – Авторское Злобное Я показало язык, отвернулось к стене и сделало вид, что там нашлось нечто более важное, чем какое-то воображение автора.
‏- Какое ружье? Там нету никакого ружья, — рассказчик лихорадочно перебирал листы с текстом, — какое ружье у маленькой девочки…

— Ну, тогда нож! Охотничий, с длинным широким лезвием и огромными зазубринами. На мамонта! – Злобное Авторское Я снова состроило рожицу и вновь отвернулось, как будто происходящее ее не касалось.

— Так, успокоились! – немного в нос прогундосила простуженная Беспристрастность. – Вы будете про девочку рассказывать или придумывать новый остросюжетный триллер «Борьба с собой», где все я в конце погибли от смеха в страшных судорогах? Малобюджетный вариант, зато беспроигрышный…

Рассказчик пошерудел листами, нашел правильный, бросил нерешительный взгляд поверх текста, откашлялся и продолжил.

— Солнце клонилось к закату. Девочка сидела на пеньке, болтая ножками и думала о своих взрослых проблемах.

— Ага, — вновь вмешалось Авторское Злобное Я, — а проблем хватало! Недавний переезд в чужую страну, двое детей- мальчик и мм…

— Девочка – беспристрастно подсказала Беспристрастность.

— Да, и девочка. – тон Злобного Авторского Я заметно повысился. — А также работа, муж, дом, Муза и куча всяких начинаний. И самое главное — кредитная история!..

Растерянный рассказчик снова перебрал листы и не находя нужного текста удивленно оглядел присутствующих.

— Какая история? Тут других историй кроме этой…

— Читай – хором сказали Беспристрастность и Авторское Сердитое Я.

— Девочка была очень храброй, отважной, но… Но она боялась. Слишком густые и темные тучи собирались над головой. Слишком много неизвестных. Слишком велик риск. – голос рассказчика охрип и задрожал – Поднялся ветер. Тысячи мельчайших снежинок взмыли вверх и закрутились в колючем вихре вокруг ребенка. Низкие облака царапали верхушки древнего леса стремясь обрушить небо на землю. Вой койота пришел из глубины леса и был подхвачен другими койотами. В шум и свист ветра вплетался этот вой.  В разрывах бешено несущихся облаков показалась луна. Она на мгновение осветила поглощенную тьмой полянку, пенек и маленькую испуганную девочку.

— Надо спасать ее! На помощь! — взволнованное Злобное Авторское Я вскочило и стало торопливо натягивать валенки. Даже меланхоличная Беспристрастность принялась наматывать на шею длинный пуховый шарф.

— Оглушительные раскаты грома сотрясли лес, и молния подчеркнула навалившуюся черноту приближающейся ночи.

-Стой, стой! – Беспристрастность подняла выроненную рукавичку, — откуда взялся гром? Какие молнии? Зима в самом разгаре.

— Я… Я н-не знаю – рассказчик стал заикаться, волнуясь – тут так написано…

— Неважно, дальше буду рассказывать я.

И беспристрастно продолжила

— Вернемся к истокам. Зима в самом разгаре. Конец декабря. Мороз — минус два градуса по Цельсию. Снега намело 10-15 сантиметров. Солнца уже было не видно, но до заката еще оставалась пара часов. Сумерки собирали армию на границе света, но в наступление пока идти не решались. Легкий ветерок стряхнул снежную серебряную пыль с еловой ветки на плечи нашей девочки. Она шла задумавшись, опустив голову, по дорожке из желтого кирпича в …

— В Изумрудный город, конечно. И звали ее Элли и это не наша девочка. – Злобное Авторское Я в одном валенке и цветной вязаной шапочке с помпоном раскинув руки закружилось по комнате. – Наша девочка выхватила из кобуры свой любимый кольт сорок пятого калибра, и пригнувшись прыгнула в лес. Только деревья за ней сомкнулись и вороны закружились над головой. Раздался выстрел и вой койота оборвался. Послышался жалобный лай, который был прерван парой коротких сухих выстрелов. Дядюшка кольт сказал свое веское слово! И вот снова показалась она, наша маленькая, но беспощадная девочка. В руках у нее дымился кольт, через правое плечо свисал окровавленный труп койота и кровь из его ран стекала ей на штанину. Девочка закурила и ослепительно улыбнулась…

Рассказчик и Беспристрастность ошарашенно замерли, увидев нарисовавшуюся кровавую картину. Бедняга рассказчик с трудом подавил рвотный позыв и стал накапывать себе из крошечного пузырька в стакан с водой еле слышно бормоча под нос.

– Двадцать один, двадцать два, двадцать три…

Первой пришла в себя Беспристрастность

— Вот это точно не наша девочка! Наша хрупкая, маленькая, ранимая… В детстве занималась греблей. С красивым оперным голосом и беспощадными густыми волосами. У нашей девочки карие глаза. Когда она была маленькой и пела «Аллилуйя» бабушки и дедушки падали в обморок от умиления, а взрослые всплескивали руками. А ты что тут показываешь? Хладнокровного и беспощадного убийцу?

Авторское Злобное Я подошло к Беспристрастности вплотную и посмотрело ей прямо в глаза.

— Человека с железными нервами. Способного принимать решения и нести за них ответственность. Человека, не боящегося держать оружие в руках. Офицера одной маленькой и храброй армии. Ищущего выход из любой ситуации и никогда не сдающегося.

— Господа, – к ним подошел все еще немного растерянный рассказчик.

– Господа! И та наша маленькая девочка и эта. И ты права, суровая Беспристрастность. И ты вспыльчивое Авторское Я.

А еще эта девочка — она же мама! А всем матерям иногда бывает тревожно за своих детей, трудно с ними и ужасно без них.  – Рассказчик обнял Беспристрастность и Авторское Я за плечи. – И, конечно, она гордая, сильная, самостоятельная, взрослая, но еще очень маленькая, беззащитная, хрупкая, доверчивая девочка.

— А что же с ней будет дальше? – тревожно спросило растроганное Авторское Я. — Как она там одна, в лесу? Койоты, снег идет, вечер близится и новый год на носу…

— Не беспокойся. Все с ней будет хорошо. Снег никуда не торопится, падает еле-еле. Койоты ушли напуганные выстрелами и потерей собрата. До вечера еще далеко, да и девочка наша уже по дороге домой. А в новом году ей надо готовиться к целой куче новых дел, встреч и начинаний. Ей предстоит испытание родителями, а еще она снова станет мамой! У нее родится замечательный сын.

— А как его назовут? – застенчиво спросила Беспристрастность.

— Назовут его, ну скажем, как одного чёрно-белого певца.

— Я знаю, знаю!!! Мухаммед Али! – радостно подпрыгнуло Авторское Я.

Рассказчик рассмеялся.

— Ну почти… Хотя Мухаммед не был певцом, да и цвет кожи его был абсолютно однозначный.

— А потом? А мы потом узнаем, что с ней будет дальше? – одновременно спросили Я и Беспристрастность.

Тут рассказчик улыбнулся слегка грустной, усталой улыбкой.

— Этого я не знаю. Если она сама не забудет, да и захочет нам рассказать…

— Захочет – не захочет, вспомнит – забудет, любит — не любит, плюнет — поцелует, к сердцу прижмет — к черту пошлет! – Злобное Авторское Я запрыгало вокруг Беспристрастности на одной ножке. – И вообще… Новый год на носу. Пойдемте уже пить пиво…

Постскриптум:

Меня спрашивают, почему «Маленькая, но очень взрослая девочка с красивым коротким именем» одно из действующих лиц? У нее же нет ни текста, ни голоса. Она один и героев, несомненно, но действующее лицо…

Отвечаю — она самое главное и самое действующее лицо, без которого вся эта короткая новогодняя пьеса и не была бы написана. Она заглядывала мне через плечо во время написания и прочтения. И даже один раз гневно топнула ножкой. Но… это, наверное, уже другая история…

©Матвей Островский

ID премиум-автора: PA3791031

Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (10 оценок, среднее: 4,70 из 5)
Загрузка...

2 комментария

Elizabeth Magnus · 14.05.2019 в 7:06 пп

Bonsoir. C’est vraiment sublime à lire
Merci à vous pour ce partage
Amicalement

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Авторизация
*
*
Генерация пароля